Большой Босс у микрофона

автор Гари Брехер

Чем больше слышу о том, что за всей заварухой в Ираке стоит Заркави, тем больше это напоминает мне дурной полицейский детектив. Все полицейские детективы имеют один и тот же сюжет: менты выслеживают Большого Босса, и преступное кольцо рвётся. Вспоминаю классический пример, кино «Черепашки-ниндзя». Там выясняется, что за волной подростковой преступности стоит Шреддер, крёстный отец ниндзей. Вообще-то Шреддер у них получился здоровский, особенно перчатки с колючими шипами. Не самый удачный наряд для вождения тяжёлой техники, да и жарковат, наверное, для летних нью-йоркских эпизодов, зато экзотичненько. Хоть сейчас в «Красную книгу».

Читаешь после такого настоящие криминальные новости, а там никаких Больших Боссов. Миллион мелких бандитов и разбойников и никакой организации. О таком в сценариях никто не пишет, потому что это слишком грустно. Если проблема в одном-единственном человеке, с ней можно покончить, убив или поймав его. Если же это миллион маленьких ничтожеств, ты обречён.

Естественно, пентагоновские службы информации пытаются навесить на чью-нибудь арабскую задницу ярлык Большого Босса. Сперва это был Саддам. Все были ну так уверены, что стоит нам его сцапать в норке на заднем дворе, и сразу наступит мир. Однако после его поимки нападения усилились, а не утихли. Вот нам и пришлось искать другого Большого Босса. Так Заркави стал американским преступником номер один.

Заркави по крайней мере больше годится на эту роль, чем Саддам. Он действительно партизанский боевик с солидным моджахедским послужным списком: родился в Иордании, родители, вероятно, палестинские беженцы, вырос в городе Зарка (его прозвище означает «человек из Зарки»), поехал в Афганистан сражаться с Советами, где и стал радикалом.

Знаете, что нам надо было сделать со всеми теми бравыми добровольцами-мусульманами, которые помогли вышвырнуть русских из Афганистана? Устроить в Кабуле мощный победный банкет, отблагодарить их всех за вклад в дело Свободы, а затем сбросить на банкетный зал атомную бомбу. Звучит бесчеловечно, но если хочешь править миром, приходится заниматься вещами, о которых не захочешь хвастать внучатам.

Те ребятки привыкли бомбить всё подряд во имя аллаха и не собирались останавливаться просто потому, что русские убрались домой. Они разъехались по своим родным трущобам по всему миру и принялись творить бардак налево и направо. Это именно афганские моджахеды-ветераны научили сомалийцев, как сбить вертолёт, даже настолько бронированный, как «Чёрный ястреб», шмальнув из РПГ по хвостовому винту. Именно афганские ветераны формируют сегодня наиболее эффективные ячейки «Аль-Каеды».

Заркави вернулся в Иорданию где-то в 1990 году, но не встретил почестей, каких ожидал. Иорданцы не настолько умилялись пацанами, съездившими в Афганистан. Его бросили в тюрьму. Возможно, это было сделано не в полном соответствии с правовыми нормами, но ход был толковый. Вот выпускать его потом было глупо, а они так и сделали где-то в конце 90-х. Он поболтался в Европе – вы замечаете, сколько этих исламских психопатов творят в Европе, что хотят? Такое ощущение, что стоит отрастить мощную талибскую бороду и надеть майку с надписью «Я люблю джихад», и немецкие или французские иммиграционные службы готовы принять тебя, как высокого гостя.

Пошарахавшись по Пакистану и Ирану, Заркави оказался на севере Ирака, где работал с небольшой бандой курдских террористов. Откуда следует, что бандит он самого мелкого пошиба.

Причина, по которой джихадовские веб-сайты устраивают столько шума вокруг каждой выходки Заркави, по сути та же, по которой Пентагон винит его в Ираке за всё, кроме погоды. Им Большой Босс для пропаганды так же необходим, как и нам. С той разницей, что в их трактовке он герой, Робин Гуд в засаленной тюбетейке, вечно обводящий вокруг пальца тупых американских крестоносцев. В сущности из него сделали отличное приспособление по привлечению спонсоров для «Аль-Каеды», её косоглазое олицетворение. Та вот уже несколько лет как ни черта не делает, и единственный способ для неё порадовать богатеньких доноров, это приписать себе каждый взрыв в Ираке.

Возможно, поэтому агенты Заркави по связям с общественностью и опубликовали на прошлой неделе тот весьма и весьма странный пресс-релиз, объявив, что он был ранен в Ираке. Того, кто разбирается в правилах партизанской войны, такое коммюнике должно было шокировать. На такой войне единственное значимое оружие, это информация, и меньше всего тебе хочется, чтобы враг был в курсе, где твоё руководство находится и как у него дела. В идеале враг не должен даже знать их имён или иметь их фотографий.

Вот несколько вариантов происхождения этой публикации:

1. Простая дезинформация. Иными словами, Заркави не ранен, Ирака не покидал и, возможно, проворачивает внутри Ирака нечто грандиозное. Публикация предназначена для того, чтобы послать ищеек по ложному следу.

2. Заркави убит. Возможно, до кого-то донеслась весть о его гибели, и его люди пытаются выиграть время, сохраняя его «в живых» для поддержания боевого духа. Узнать, погиб какой-то партизанский вождь или нет, совсем непросто. В 2004 году Пентагон утверждал, что Заркави погиб в ходе воздушного налёта. Русские объявляли каждого из чеченских лидеров убитым больше раз, чем умирает индийский кот. Доверяйте сообщениям о смерти того или иного партизана не больше, чем числу убитых на войне партизан. Дождитесь сперва видеозаписи. А потом подождите ещё.

3. Дезинформация похитрей. Возможно, он умер уже не один год назад. Возможно, его вообще не существует. Вся шумиха вокруг Заркави может быть интернетовской афёрой джихадовцев с Пентагоном.

4. Низкопробная пиар-акция. Я бы поставил на такой вариант: Заркави существует, его действительно ранили, но значимость его не столь велика. Это один из иноземных романтиков, которые лезут в чужую войну, поднимают кучу шума, становятся плакатными звёздами, но среди подлинного руководства не котируются.

Как я уже писал, партизанская война иноземцу попросту не по зубам. Заркави, палестинец из Иордании, не может раствориться в иракской толпе. Это значит, что большую часть времени он занимается выживанием. Его изображение не первый год гуляет по интернету, а за его голову объявлена награда 25 миллионов долларов. Как говорят в шпионских фильмах, его легенда раскрыта. Он никоим образом не может быть полезен в качестве руководителя партизан. Для этой работы нужно целыми днями находиться на улице, проходить через контрольно-пропускные пункты, постоянно выдавать себя за разных людей.

Если он всего лишь простой джихадовец, чего же тогда и «Аль-Каеда», и Пентагон так кричат о нём все эти годы? Да потому что обе стороны желают представить иракское повстанчество классической сказкой про Большого Босса. «Аль-Каеда» желает выдать то, что на самом деле является доморощенными выступлениями иракских дворовых команд, за заслуги собственного увечного международного джеймс-бондовского сброда. Пентагон желает приписать вину за взрывы автомобильных бомб некоему конкретному лицу – провокатору из-за границы. Америка пойдёт на что угодно, лишь бы не признавать очевиднейший факт об Ираке: нас там ненавидят, причём ненавидят все. Расклеивание физиономии Заркави по всему интернету также маскирует тот факт, что наши разведслужбы до сих пор ни черта не знают о повстанчестве. Это создаёт видимость, будто мы преследуем по пятам демона, которые единолично ответственен за всё безобразие.

Что вполне устраивает повстанцев. Вот что самое удручающее во всей истории с Заркави: не только Пентагон с «Аль-Каедой» рады держать его в центре внимания. Подлинные главари повстанцев, должно быть, каждый вечер падают на колени и возносят хвалу аллаху за дядю Заркави, в тени которого так удобно прятаться.

Нет никакого Большого Босса. Скорее это несколько тысяч Средних Боссов, целая толпа бывших офицеров и клановых лидеров в каждом суннитском городе и деревне, обладающих некоей шаткой властью над кем-то из повстанцев. Не всеми – повстанческих группировок на войне сотни, и никто не контролирует все из них.

Логично, впрочем, предположить, что некоторые из наиболее крупных и профессиональных организацией имеют настоящих руководителей. Эти окажутся солидными грамотными людьми, как правило лет двадцати с чем-то или тридцати с небольшим, снискавшими уважение односельчан. Это будут коренные иракцы, обладающие подлинным авторитетом в клане и племенных структурах, которые в действительности заправляют делами в Ираке.

И у них не будет имён. Искатели славы типа Заркави погибают на партизанской войне довольно скоро. Те, кто выживут, будут совершенно неизвестны до тех пор, пока новый режим не вручит им медали, когда мы наконец откажемся продолжать бороться с этим бардаком.

Ребятки это будут по арабским меркам робкие и рассудительные. Вопреки тому, что без конца твердит тупорылая пресса, вождям не требуется «вдохновлять» повстанчество. Всё необходимое вдохновение у того давно есть. Иракцы, причём отнюдь не только сунниты, настолько на нас уже злы, что истинная работа вождей в основном заключается в уговаривании горячих голов не спешить и как следует планировать свои атаки.

И когда они устроят себе небольшую передышку, их любимой телепередачей станут ежевечерние новости, в которых с фотографии на экране на них будут глядеть бусинки глаз несчастного дурака Заркави. Они будут болеть за него, так же как и пацаны из Пентагона или сборщики средств для «Аль-Каеды» в Джакарте, эр-Рияде и Берлине.

Вот таков он, клуб фанатов Заркави – самое немыслимое товарищество со времён дружбы Джексона и Маколея Калкина.

Домой


Используются технологии uCoz